Италия: / L'Ape musicale / 24.03.2019. (ссылка)

Торжественный концерт с обширным репертуаром. Совместное выступление Малофеева / Валчухи.

Название никоим образом не вводит в заблуждение. Никто не намеревается оспаривать ценность Петра Ильича Чайковского (1840-1896). Напротив, все могут подтвердить его ценность. Это же, в некотором роде, случается с некоторыми чемпионами по футболу прошлых лет. Их подвигами восхищаются по сей день. Только и фантазируешь на тему: а сколько могло бы стоить произведение Чайковского на современном рынке. Ведь его Концерт № 1 в тональности си-бемоль минор соч. 23 (1874 - 1875) – это произведение, соблазну которого просто невозможно противостоять. Произведение словно призывает Вас снова стремиться в битком набитые залы. И так было не только вчера, это происходит не только сегодня. Эта тенденция сохранится и на протяжении многих лет в будущем. О достоинстве произведения свидетельствует полный аншлаг на концертах, прошедших в четверг, 21 марта и в пятницу 22 марта. Было занято более 1500 мест в концертном зале “Auditorium RAI Arturo Toscanini”. Этот зал был самым любимым местом выступления для русских музыкантов в Девятнадцатом Веке. Теперь эту участь разделит и семнадцатилетний соотечественник вышеупомянутых музыкантов Александр Малофеев.

Если говорить о первом выступлении музыканта в Турине, прошедшем прошлой весной, стоит отметить, что в его ходе были пробуждены музыкальные вкусы знатоков, при помощи отрывка изысканного произведения, такого как “Рапсодия на тему Паганини” Рахманинова. Дирижёром на этом концерте выступал настоящий виртуоз своего дела Myung-Whun Chung. Его возвращение в Моле-Антонеллиану, бок о бок с Юраем Валчухой, происходит в данный момент. Он возвращается, исполняя отрывок из знаменитого произведения. У Малофеева есть талант привлекать аудиторию, и он никоим образом не позволяет себя запугивать сравнениями с другими музыкантами и испытаниями. Сравнения и испытания неизбежны, когда сталкиваешься с подобным репертуаром. Он утверждается в своём видении произведения один раз. Его исполнение едва ли можно назвать самоцелью, желанием “свиртуозничать”. При этом он располагает хорошо обыгранным техническим багажом и владеет потрясающей техникой исполнения. В первой части преобладает ощущение сбалансированности (Отрывок играется быстро, но не слишком, слегка величаво), оно изредка просматривается в составных частях произведения. Они часто играются “на пределе” и в них многие пианисты добавляют слишком много импровизаций. Так пианисты пытаются сделать звучание мелодии более драматичным: касаются клавиш страстно, и в то же время спокойно. Они никогда не используют педали чаще, чем это необходимо. Дирижёр щедро передает взмахами палочки мотив мелодий. Он передаёт каждую ноту с резонирующей чёткостью, раскрывает глубинную сущность русской души. Вступительные аккорды играются величественно. Октавы льются каскадами, поражающими воображение. Хроматизмы, которые представляются беспокойными ответвлениями мелодии, сопровождаемыми басами. Продолжительные модуляции солиста, сопровождаемые движениями пальцев этого юноши, обретают непринуждённую жизнерадостность и способны бесконечно побуждать разные чувства. Помимо битвы, проходящей на поле боя, внутри души, терзаемой пытками, ощущаются эпические переливы. Словно из-под кисти Толстого льётся река. Наиболее животрепещущие трагедии и признания, они выставлены на показ без принуждения и без высокопарности. Они соединяются в рассказе о наивысшей светлости души. Эта душа раскрывает свои достоинства на страницах произведения, зачастую обвиняемого в чрезмерном сентиментализме. Разумность, с которой Валчуха подходит к работе с музыкальным произведением, проявляется, например, в том, что он выводит на передний план оркестр. При этом он совершает порывистые движения, сохраняя воодушевление. В то же время, сохраняется и пафос, и дух выступления, который беспрерывно передаётся игрой на рояле.

При исполнении произведения в простом, более оживлённом темпе “Andantino”, диалог с флейтой обретает чувственность с деревенским оттенком. Но при этом он сохраняет естественность, в отличие от ярко выраженной центральной части произведения. Она играется максимально быстро. Такая экспериментальная платформа критически важна для всего выступления: Малофеев воплощает её, сохраняя чистоту тембра и неистовую интенсивность. Также, при игре в темпе “Allegro”, передача страсти в конце, сочетание напористости и лиричности даёт основание для внедрения впечатляющего мотива. Он играется с нарастающей силой. Цель данного приёма – вызвать нескончаемый поток аплодисментов со стороны публики, в буквальном смысле, вызвать бурный восторг. Если это возможно, следует вызвать ещё больший энтузиазм, исполнив произведение три раза на бис. При этом можно позволить себе импровизацию: маленький концерт в концерте. В его рамках можно исполнить “Времена года” и “Щелкунчик” авторства Чайковского. Они служат обрамлением для ошеломляющей и трансцендентальной “Токкаты” Прокофьева. Даже если бы играли только “Токкату”, цена билета была бы оправданной.

Alberto Ponti.